ВТО, Гос. поддержка АПК 2013-2020г.г.

О ВОЗМОЖНЫХ ПОСЛЕДСТВИЯХ ВСТУПЛЕНИЯ РОССИИ В ВТО
ДЛЯ АГРОПРОМЫШЛЕННОГО КОМПЛЕКСА СТРАНЫ

Проблемы вступления России во Всемирную торговую организацию (ВТО), анализ соответствующих положительных и отрицательных сторон для сельского хозяйства страны, а также его количественных и качественных характеристик, заслуживают отдельного внимания и являются предметом рассмотрения в данной статье.

В числе наиболее важных принципов ВТО можно выделить следующие:

  • торговля без дискриминации - члены ВТО обязаны предоставлять одинаковый режим ввоза товаров всем странам-членам этой организации;
  • принцип национального режима - попавшие на рынок импортные товары должны быть в равных условиях с эквивалентными товарами отечественного производства;
  • транспарентность торговли - члены ВТО обязаны на регулярной основе передавать в секретариат ВТО информацию об изменении ее внешнеторгового режима - экспортных и импортных пошлин, стандартов, а также прочих правил и ограничений.

Процесс вступления страны в ВТО можно разбить на четыре основных шага: заявка (шаг 1), сбор информации (шаг 2), переговоры об условиях (шаг 3), который подразделяется на многосторонние и двусторонние переговоры и присоединение (шаг 4).

Кроме согласия соблюдать правила и принятия обязательств, уже заключенных в соглашениях ГАТТ и ВТО, страны, желающие вступить в ВТО, могут присоединиться только "на условиях, согласованных с существующими членами". Соблюдение последнего условия зачастую становится не менее сложным процедурным вопросом, чем достижение согласия по условиям применения действующих соглашений ГАТТ и ВТО. Поэтому, хотя правила, содержащиеся в текстах юридических соглашений, одинаковы для всех, обязательства отдельных членов, тем не менее, различаются между собой.

В силу сложностей процедуры присоединения и необходимости согласования множества условий такого присоединения, этот процесс обычно растягивается на несколько лет.

Процесс переговоров по присоединению России к ВТО осложняется тем, что Россия, как и все страны-претенденты на вступление в ВТО, не принимавшие участие в переговорах Уругвайского раунда, определяет свои обязательства "на условиях, согласованных с существующими членами". В этом случае условия присоединения определяются в ходе многосторонних и двусторонних консультаций со странами-членами ВТО.

По сельскому хозяйству выделяются ряд аспектов государственной политики: условия доступа импортной сельскохозяйственной продукции и продовольствия на внутренний рынок; государственная поддержка отечественного сельскохозяйственного, рыбохозяйственного производства; субсидирование экспорта; технические барьеры в торговле; приведение законодательства Российской Федерации в соответствие с нормами и правилами ВТО. Минсельхоз России отвечает за обеспечение ведения переговоров, а также разработку и представление позиционных документов по вопросам сельского хозяйства.

Стандартным требованием для вступающих в ВТО является сокращение таможенных пошлин и тарифных ставок по сравнению со ставками базового периода в среднем на 36% равными долями в течение 6 лет. В России действующие ставки импортных пошлин на сельскохозяйственную продукцию и продовольствие существуют в пределах от 0 до 100%. Средний уровень импортных тарифов на сельскохозяйственную продукцию колеблется в пределах 14-16%.

Первоначальные предложения России на переговорах по присоединению к ВТО предполагали средневзвешенную ставку начального уровня связывания таможенных тарифов в размере 48% и ставку конечного уровня связывания - 37%. Нетрудно заметить, что выдвинутые Россией на обсуждение связанные ставки тарифов превышают действующие. Это вызвано тем, что в условиях низких по сравнению с другими членами ВТО таможенных пошлин Россия стремится их повысить до уровня, существующего в других странах. Придерживаясь такой тактики, Россия хочет получить сопоставимый с этими странами уровень таможенной защиты. Однако страны-члены ВТО настаивают на действующих ставках (около 14%), а также их дальнейшем сокращении в среднем на 36% в течение имплементационного периода. Не удивительно, в связи с этим, что позиция России встретила жесткое сопротивление со стороны стран-членов переговорной группы .

Не встретив понимания, в 2002 году Россия, пойдя на уступки, попыталась добиться установления средневзвешенной ставки ввозной таможенной пошлины на сельскохозяйственную продукцию и продовольственные товары для начального уровня связывания не менее 34%, для конечного уровня - не менее 23% с установлением на момент вступления России в ВТО и на переходный период ставок ввозных таможенных пошлин на ряд товаров (мясо и мясопродукты, молоко и молокопродукты, зерновые, сахар белый, крахмал, крахмальная патока, некоторые виды растительных масел, кондитерских изделий и рыбопродуктов) выше ставок, действующих в настоящее время.

Однако после серии новых переговоров Россия была вынуждена по данному вопросу уступить: согласно достигнутым с ЕС договоренностям средний уровень импортных тарифов на сельскохозяйственное сырье и продовольствие в России должен будет составлять 13%.

Таким образом, стоимость "входного билета" для России определяется следующими показателями: с 1994 г., то есть с момента начала переговоров о вступлении до вероятного момента вступления России в ВТО, средневзвешенный российский импортный тариф снизится с 16,5 до 7,6-7,8%, в том числе импортный тариф на сельскохозяйственные товары - с 21 до 18%. Кроме того, Россия должна сократить государственную поддержку сельскохозяйственного производства (государственные субсидии сельскому хозяйству по сравнению с 1980-м годом уменьшатся в 22 раза ). Эти вопросы, на наш взгляд заслуживают более пристального изучения.

Соглашение ВТО по сельскому хозяйству обязывает страны классифицировать внутренние меры поддержки сельского хозяйства в соответствии с одной из четырех категорий, которые на языке ВТО называют "корзинами".

1. Совокупная мера поддержки (или "желтая корзина"). Мероприятия аграрной политики этой корзины считаются стимулирующими производство и, следовательно, искажающими торговлю. "Желтые" субсидии могут быть оспорены, поскольку считается, что они создают помехи национальному производству остальных стран-участниц ВТО, прямо или косвенно обесценивают или уменьшают преимущества, наносят ущерб их интересам. Меры, которые здесь указываются, должны быть разделены на две категории: поддержка, направленная на развитие производства, и поддержка, отделенная от производства. В Соглашении нет точного определения того, какие меры государственной поддержки следует отнести к "желтой корзине". В целом же можно заключить, что к ней относятся все меры, не подпадающие под другие три категории, которые перечислены ниже.

Кроме того, "желтая корзина" также включает в себя так называемый потерянный доход государства, то есть освобождение сельскохозяйственных производителей от налогов и от возврата предоставленных государством кредитов.

Таким образом, к этой группе субсидий могут быть отнесены: прямое субсидирование отраслей сельского хозяйства, покрытие производственных убытков, списание ссуд, некоторые виды компенсаций. В отношении данных мер в соответствии с Соглашением ВТО по сельскому хозяйству принимаются обязательства по связыванию или фиксированию уровня поддержки и его последующему поэтапному сокращению в размере 20% в течение 6-летнего (с момента присоединения) переходного периода. Первоначальный уровень связывания обычно рассчитывается как среднегодовая величина фактических расходов за последние три репрезентативных года ("базисный период") как на федеральном, так и на региональном уровнях .

2. Прямые выплаты в рамках программ сокращения производства (или "голубая корзина"). В Соглашении говорится, что эти выплаты не должны подвергаться обязательному сокращению, если они основываются на фиксированных площадях и урожаях, а в животноводстве - на фиксированном поголовье скота. Эта категория была принята как компромисс для Европейского Союза, чтобы компенсационные выплаты (согласованные в рамках реформ 1992 г. единой сельскохозяйственной политики) могли считаться не противоречащими правилам ВТО и позволили бы ЕС ратифицировать Соглашение по сельскому хозяйству.

3. Специальный и дифференцированный режим (или СиД). В тексте Соглашения по сельскому хозяйству говорится, что государственные меры поддержки, прямые или косвенные, способствующие развитию сельского хозяйства или сельской местности, являются неотделимой частью программ развития развивающихся стран. При этом инвестиционные субсидии и дотации на приобретение материально-технических ресурсов, которые обычно предоставляются сельскохозяйственным товаропроизводителям развивающихся стран, должны быть освобождены от обязательств по сокращению. Поэтому подобные меры могут использоваться без ограничений сверху теми странами, которые включили меры СиД в перечень своих обязательств.

4. Меры, освобожденные от обязательств по сокращению (или "зеленая корзина"). Меры, которые не оказывают или оказывают минимальное искажающее воздействие на торговлю или производство и предоставляются в рамках государственных программ, не предполагающих трансфертов потребителям и поддержки производителей, стимулирующих наращивание производства, могут быть включены в категорию "зеленая корзина". К ним относятся: развитие консалтинга на селе, профилактика заражений и борьба с вредителями, программы пенсионного обеспечения, страхования урожаев и пр. Меры "зеленой корзины" освобождаются от обязательств по сокращению.

К разрешенным (бесспорным) субсидиям (СиД и "зеленая корзина") в России можно отнести поддержку племенного дела и элитного семеноводства, оплату расходов на повышение плодородия почвы, реконструкцию предприятий, направленную на охрану окружающей среды, помощь в связи с чрезвычайными ситуациями, поддержку бедствующих регионов, оплату расходов на проведение научных исследований, повышение квалификации работников АПК.

Таким образом, правила ВТО требуют обязательного сокращения только определенных мер государственной аграрной политики, которые оказывают негативное воздействие на эффективность международной торговли, тогда как в запасе у государств остается довольно широкий спектр прочих мероприятий по поддержке аграрного сектора. В частности, представленные в таблице 2 страны, вступившие в ВТО в 1995 году, в период 1995-1998 гг. сумели фактически увеличить выплаты сельскому хозяйству в рамках программ "зеленой корзины".

Кроме того, здесь следует учитывать и то обстоятельство, что фактические объемы государственной поддержки сельского хозяйства в современной России (около 0,5 млрд. долл.) - в 10-15 раз меньше той максимальной суммы, которая предлагается нашей стороне на переговорах с ВТО. Здесь "позитивную" роль играет тот факт, что многие отрасли сельского хозяйства в нашей стране при действующих ценах на сельхозпродукцию убыточны, что и дает возможность по правилам ВТО защищать их от недобросовестной конкуренции импортеров при помощи государственных дотаций.

Классификация мер поддержки (табл.1) имеет большое значение, поскольку в зависимости от ее результатов страна формирует объем обязательств, необходимый для выполнения в имплементационный период. Это, прежде всего, относится к мерам "желтой корзины".

Страна-претендент может выбрать один из двух подходов минимизации таких обязательств:

  1. попытаться отнести как можно больше мер в категории, освобожденные от обязательств по сокращению (в "зеленую корзину", "голубую корзину" или СиД);
  2. классифицировать как можно больше мер в категорию СМП ("желтую корзину"), максимально увеличив ее размер, с тем, чтобы финальный сокращенный уровень поддержки был достаточным для поддержки производителей.

Страны СНГ избрали разные подходы для решения этой проблемы. Страны, присоединившиеся к ВТО (Грузия и Кыргызстан) выбрали первую стратегию, тогда как Молдова, которая практически уже завершила переговоры - вторую. Остальные страны, которые находятся в переговорном процессе - Беларусь, Казахстан, Россия - также пытаются как можно больше мер включить в "желтую корзину".

Для экспортного субсидирования сельхозпродукции и продовольствия существует аналогичная мерам "желтой корзины" схема связывания, а затем поэтапного сокращения (в течение 6-летнего периода по затратам - на 36% от первоначально связанного размера субсидий, и по объему - на 21%). Присоединяющиеся государства должны предоставить информацию в ВТО об используемых экспортных субсидиях и принять обязательства по их сокращению. При этом следует подчеркнуть, что члены т.н. Кернской группы особо настаивают на отмене всех экспортных субсидий, так как, по их мнению, они наиболее разрушительным способом воздействуют на международную торговлю.

Таблица 1.Бюджетная поддержка сельского хозяйства: классификация ВТО по версии министерства сельского хозяйства России

таблица

Запрос России на уровень финансовой поддержки сельского хозяйства со временем трансформировался по форме, предполагая при этом возможности увеличения такой поддержки. Вначале речь шла о сохранении существовавшего уровня. Так, например, в 1995 году Совет Федерации в условиях предполагаемого вступления России в ВТО предлагал Правительству РФ принять необходимые меры по защите отечественного сельскохозяйственного товаропроизводителя и сохранению государственной финансовой поддержки агропромышленного комплекса страны . Впоследствии речь шла уже о достаточном уровне этой поддержки. В обращении к Президенту РФ в 1998 году предлагалось считать необходимым условием вступления России в ВТО сохранение на переходный период, который должен обеспечить полную адаптацию отечественного агропромышленного производства к интеграции в мировой рынок, достаточного уровня бюджетной поддержки сельскохозяйственных товаропроизводителей .

И, наконец, в качестве очередного варианта было предложено рассматривать "достижение сопоставимого уровня поддержки агропромышленного производства с основными торговыми партнерами России - членами ВТО и определение базисных периодов, на основе которых рассчитываются уровни внутренней поддержки и экспортного субсидирования".

Первоначальные предложения Российской Федерации в отношении "мер желтой корзины" и экспортных субсидий основывались на среднегодовых расчетах с базисным периодом 1989-1991 гг., характеризующимся предкризисными показателями поддержки сельскохозяйственного производства в СССР. В результате российская позиция в 1998 году выглядела следующим образом: исходный уровень АПП (агрегированного показателя внутренней поддержки агропромышленного производства), подлежащий связыванию, - 84 млрд долл., экспортных субсидий - 1,6 млрд долл.

В ходе переговорного процесса, в силу неприятия со стороны основных торговых партнеров России, в т.ч. США и ЕС, предлагаемых уровней, российские предложения в области внутренней поддержки и экспортных субсидий дважды обновлялись на основе использования различных комбинаций с параметрами продолжительности базисного периода.

Так, в 2000 году предлагалось рассматривать в качестве базисного периода для расчета АПП два варианта - период 1989-1995 гг., что соответствовало 62,4 млрд долл. и 1989-1995 гг. за вычетом минимального и максимального значений в указанный период (1992 и 1990 гг.), эквивалентный 35 млрд долл. По экспортным субсидиям предлагался период 1988-1995 гг. с уровнем связывания 0,64 млрд долл. Однако, такие подходы также не нашли должного понимания со стороны главных партнеров по переговорам.

Самыми радикальными переговорщиками из т.н. Кернской группы предлагался вариант использования в качестве репрезентативного периода 1997-1999 годы. Такой подход для российской стороны неприемлем, так как:

  • во-первых, такие условия не представляются возможными для Российской Федерации, учитывая незначительный размер государственной поддержки агропромышленного производства за последние годы (2-3 млрд долл.) и его потенциальное сокращение после присоединения к ВТО;
  • во-вторых, условия экономических преобразований в стране и, в частности, в секторе АПК, вызвавших массу негативных последствий во всех сферах агропромышленного производства и жизнедеятельности сельского населения, вряд ли можно считать нормальными;
  • в-третьих, опыт присоединения к ВТО других стран показывает, что любое присоединяющееся государство вправе заявлять определенные "особые" условия присоединения, приводя соответствующую аргументацию, и вопрос в конечном итоге сводится к договоренностям сторон;
  • в-четвертых, соответствующий данному периоду объем поддержки сопоставим с уровнем de minimis, который не подпадает под сокращение (в соответствии с нормами ВТО для развитых стран он составляет 5% от стоимости валовой продукции сельского хозяйства), и Россия в таком случае теряет право на АПП.

Официальная заявленная позиция Российской Федерации, представленная в Секретариат ВТО в марте 2001 г., основывалась на базисном периоде по уровню внутренней поддержки агропромышленного производства 1991-1993 гг. и по экспортным субсидиям - на периоде 1990-1992 гг. Данная позиция предусматривала:

  • в отношении АПП - сумму 16,2 млрд долл. (общий средний АПП, подлежащий связыванию), с поэтапным сокращением в течение 6-летнего периода до 12,9 млрд долл.;
  • в отношении экспортных субсидий - среднюю величину подлежащего связыванию экспортного субсидирования в размере 726 млн долл., с поэтапным сокращением в течение 6-летнего периода до 464,7 млн долл.

Одновременно позиция российской стороны была обоснована предполагаемыми среднегодовыми потребностями в бюджетном финансировании сельскохозяйственного сектора, определенных на базе "Основных направлений агропродовольственной политики Правительства Российской Федерации на 2001-2010 гг.".

Как показали итоги многосторонних консультаций и двусторонних переговоров, в 2001 году и первом полугодии 2002 года напряженность вокруг определения, как базисного периода, так и объемов финансирования мер "желтой корзины", продолжала сохраняться. Несмотря на то, что в большинстве развитых стран существует разрыв между фиксированными уровнями связывания внутренней поддержки села и фактическими затратами государств на цели развития аграрного сектора, страны-члены ВТО на переговорах подвергают критике несоразмерность предлагаемых российской стороной уровней связывания поддержки сельского хозяйства и нынешних затрат государства в этой области. Дополнительное давление в переговорах по сельскому хозяйству связано также с недостаточно аргументированной позицией России в области применения санитарных и фитосанитарных мер.

В развитие своей позиции ведущие страны-члены ВТО предлагают обосновать потребность в столь значительных средствах на использование мер "желтой корзины" в среднесрочной перспективе на базе законодательного закрепления основных положений по реформированию российского аграрного сектора. Их основными опасениями в этой связи являются недостаточная транспарентность механизмов распределения соответствующих бюджетных средств и адекватной статистической базы проведения соответствующих расчетов мер поддержки (особенно на региональном уровне).

В отношении экспортных субсидий предложения российской стороны не находят понимания у Австралии, Новой Зеландии, Канады и ряда латиноамериканских стран. Их позиция основывается на попытке навязать российской делегации отказ от использования мер экспортного субсидирования, применение которых в принципе допускается нормами Соглашения ВТО по сельскому хозяйству. Однако российская позиция в этой области основывается на отстаивании права после присоединения к ВТО использовать экспортные субсидии.

Основными итогами проходивших в Женеве в январе и июне 2002 г. многосторонних консультаций, нацеленных на обсуждение факторов обоснованности заявленных российских позиций, стали:

  • более детальное определение механизмов расходования государственной поддержки в разрезе текущих и перспективных мер, обоснование их применения с точки зрения критериев Соглашения ВТО по сельскому хозяйству;
  • обеспечение законодательного и правоприменительного регулирования мер поддержки в соответствии с "Основными направлениями агропродовольственной политики Правительства Российской Федерации на 2001-2010 годы".

Вместе с тем, отход партнеров на данном этапе переговоров от предметного обсуждения количественных параметров российской позиции не снизил остроты проблемы поиска взаимоприемлемого уровня будущих российских обязательств в области сельского хозяйства.

Мартовские заседания (2002 г.) Правительства Российской Федерации, а также Комиссии Правительства Российской Федерации по вопросам ВТО, рассмотрев основные проблемы переговорного процесса в сфере сельского хозяйства, сформулировали новые подходы в определении внутренней поддержки и экспортных субсидий, не нарушающие общего баланса интересов национальных сельхозтоваропроизводителей с учетом тарифной составляющей переговорного процесса.

Одновременно продолжалась работа по адаптации агропромышленного комплекса к условиям членства России в ВТО. Это касалось совершенствования механизмов (направлений и форм) внутренней поддержки сельского хозяйства, а также разработки нормативной правовой базы в сфере экспортного субсидирования и адекватной защиты отечественных товаропроизводителей.

Серия многосторонних переговоров, состоявшихся в июне, сентябре, октябре и декабре 2002 г., продолжила взятую странами-членами рабочей группы (РГ) линию по детальному рассмотрению российских мер поддержки в увязке с правовым обеспечением механизмов их реализации и соответствии с критериями "желтой" и "зеленой" корзин. Основным результатом данных консультаций стало уточнение и согласование их структурного наполнения.

В частности, предметом рассмотрения на многосторонних встречах в октябре и декабре 2002 г. стали расчетные таблицы за период 1991-1995 годов по мерам "желтой" корзины, подготовленные российской стороной после представления в сентябре детального описания механизмов их реализации в формате нотификаций, а также ряда других документов.

В ходе многосторонних консультаций по сельскому хозяйству (январь, март, апрель, октябрь 2003 г.) страны-члены РГ продолжили рассмотрение российских мер поддержки аграрного сектора с точки зрения соответствия их правовых механизмов классификационным требованиям ВТО.

Так, в январе 2003 года российской стороной были подготовлены и представлены уточненные сведения о программах "желтой" и "зеленой" корзин на базе 1991-1995 и 1996-1997 гг. Одновременно были представлены таблицы по текущим мерам поддержки в целях обоснования стабильности структуры используемых Россией мер. Учитывая многочисленные запросы стран-членов РГ по разъяснению деталей реализации представленных мер, российская сторона подготовила информацию, включающую ответы на поставленные вопросы. Эти материалы стали предметом обсуждения на многосторонних консультациях в марте и апреле 2003г.

Начиная с января 2003г. в рамках переговоров по сельскому хозяйству шло обсуждение вопросов, связанных с введением Россией тарифных квот на мясо говядины, свинины и квот на мясо домашней птицы. Основной вопрос дискуссии касался правомерности их использования Россией в контексте норм ВТО. Учитывая озабоченность стран-членов РГ, этому вопросу была посвящена отдельная многосторонняя встреча в апреле 2003г. На встрече российская сторона проинформировала членов РГ о системе распределения тарифных квот, основанной на принципе "исторических импортеров". Обсуждение носило конструктивный характер и основывалось на рассмотрении деталей функционирования системы. Таким образом, в результате проведенной разъяснительной работы остроту проблемы удалось в значительной степени снять и перевести ее в плоскость обычных торговых переговоров.

Переговоры по сельскохозяйственной проблематике, как правило, проходят на групповых консультациях с участием членов "квадро" (США, Евросоюз, Япония, Канада) и стран Кернской группы. Как видно из всего вышеизложенного, особенно сложно идут переговоры по проблеме допустимых объемов внутренней поддержки аграрного сектора в рамках "желтой корзины" и уровня экспортных субсидий. Несмотря на серию многосторонних встреч в течение 2003-2004 гг., а также более двадцати заседаний рабочей группы, на сегодняшний момент так и не удалось согласовать условия определения базовых периодов, устанавливающих начальные уровни внутренней поддержки сельскохозяйственного производства и экспортных субсидий.

С позиции соотношения положительных и отрицательных последствий вступления страны в ВТО важно учитывать, что эта организация призвана упорядочить международную торговлю путем поддержания стабильности и минимизации торговых барьеров, препятствующих рыночной (по идее справедливой) конкуренции. Предполагается, что свобода в перемещении товаров, капиталов и услуг является залогом здорового развития мировой экономики. Вместе с тем, вступление в ВТО обусловливает неодинаковый баланс выгод и издержек для экспортных и импортозамещающих отраслей национальной экономики. Опасения стран - претендентов на вступление в ВТО в большей мере связаны с тем, что принимаемые обязательства по сокращению импортных тарифов и финансовой поддержки государством отдельных отраслей экономики вообще, и сельского хозяйства в частности, при вступлении в организацию ограничится лишь свободным перемещением, как правило лишь импортом товаров и услуг, тогда как вопрос о притоке капиталов остается не столь очевидным.

На сегодняшний день российскими учеными подготовлено около 10 коллективных работ , содержащих анализ последствий присоединения России к ВТО. Следует сделать оговорку, что до окончательного согласования базовых условий такого присоединения любые прогнозы относительно его последствий, строго говоря, нельзя считать в достаточной степени обоснованными. Тем не менее, среди таких коллективных научных прогнозов можно выделить исследование под названием "Разработка прогнозов социально-экономических последствий вхождения России во Всемирную торговую организацию", проведенное в 2002 г. научным коллективом, включающим представителей Государственного университета - Высшей школы экономики, Государственного университета управления и Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования. Принципиальным выводом данного исследования является признание того, что наиболее сложной адаптация к новым условиям внешнеэкономической деятельности будет в области сельского хозяйства. Поэтому настоятельно необходима разработка мер по минимизации возможных негативных последствий.

Анализ точек зрения по данной проблеме позволяет сделать следующий вывод. Мнение большинства российских ученых , поддерживаемое официальными властями России , сводится к тому, что вступление в ВТО на стандартных условиях этой организации будет иметь негативные последствия для сельского хозяйства страны. Прогнозирование таких последствий возможно при условии конструктивного сотрудничества между законодательными и исполнительными органами государственной власти на федеральном и региональном уровнях, научными организациями, отраслевыми союзами и ассоциациями" .

Вместе с тем, чтобы составить определенное видение проблемы, представляется целесообразным обратиться к анализу последствий для сельского хозяйства стран с переходной экономикой, уже вступивших в ВТО, так как "опыт присоединения к ВТО первых государств СНГ - Грузии, Республики Кыргызстан, Республики Молдова (а также стран с переходной экономикой Центральной и Восточной Европы) дает ценный материал для анализа позитивных и негативных аспектов как процедур присоединения, так и реальной деятельности в качестве членов этой организации" .

 

* Данные по производству зерновых и зернобобовых культур (млн. тонн; в весе после обработки, в процентах к 1991).

Рассчитано по: Содружество Независимых Государств в 2002 году: Статистический ежегодник / Межгосударственный статистический комитет СНГ. - М, 2003. - С. 772; Российский статистический ежегодник. 2003. / Госкомстат России. М. , 2003. -С 678.

Из приведенных в таблице данных видно, что во всех странах с переходной экономикой после присоединения к ВТО (Грузия, Кыргызстан, Молдова, Болгария, страны Прибалтики) зарегистрировано не снижение, а, напротив, увеличение объемов производства сельскохозяйственной продукции. Если исходить из того, что рост сельскохозяйственного производства не является следствием вступления этих стран в ВТО, то и в этом случае мы уже не имеем основания утверждать, что вступление в ВТО ведет к снижению объемов производства.

Не столь однозначна ситуация со странами, стоявшими у истоков создания ВТО (Венгрия, Польша, Румыния, Словакия), которым не приходилось брать на себя дополнительных обязательств, ограничившись лишь стандартными условиями соглашений ВТО. Однако роль ВТО в снижении сельскохозяйственного производства вряд ли была определяющей, так как на тот момент все эти страны находились в условиях кризиса, обусловленного демонтажем командно-административной экономики.

Таким образом, можно сформулировать базисный вывод, касающийся прогнозирования возможных последствий вступления России в ВТО: опыт стран с переходной экономикой, вступивших в ВТО, свидетельствует, что опасения снижения объемов производства сельскохозяйственной продукции являются большей частью преувеличенными.

Другим важным аспектом проблемы является то, что сельское хозяйство России до сих пор не преодолело последствий экономического кризиса 90-х гг. В 2002 г. объем произведенной продукции составлял всего 69% от 1990 года. В этой связи данные по странам с переходной экономикой, также вынужденным справляться с последствиями кризисов 90-х годов, свидетельствуют, что вступление в ВТО не решило проблему восстановления предкризисных объемов сельскохозяйственного производства. Лишь Кыргызстан сумел устранить последствия кризиса в сельском хозяйстве. Однако роль вступления ВТО в этом процессе не столь очевидна: наибольшие темпы прироста производства приходились на период 1995-1998 гг., когда удалось восстановить 27% сокращенного объема производства 1990 г., тогда как в 1999-2002 гг. данный показатель составил всего 12%.

Особо следует отметить, что в странах с переходной экономикой, ставшими членами ЕС, развитие сельского хозяйства в большей степени зависит от позиции европейских наднациональных структур, выражаемой в рамках Единой (общеевропейской) сельскохозяйственной политики, нежели от членства в ВТО. Так, "в 2002 г. по сравнению с 1990 г. в Латвии значительно сократился объем производства и переработки сельскохозяйственной продукции, производства ресурсов для ее нужд", а "прогнозы развития сельского хозяйства не предусматривают существенного роста производства, т.к. Европейский Союз уже обозначил рубеж, лишь немного превышающий уровень 2002 г., до которого Латвия может увеличить свою продукцию" . В Польше, да и в других новых членах ЕС, "национальная политика по большинству экономических вопросов согласуется с европейской" .

Таким образом, второй ключевой вывод, который можно сделать: вступление в ВТО не станет заметным стимулом в преодолении последствий кризиса сельского хозяйства России.

Кроме того, нам представляется, что большинство исследователей проблем вступления России в ВТО незаслуженно обделяют вниманием тот факт, что наша страна является нетто-экспортером энергоносителей и что разница между внешними и внутренними ценами на российские энергоносители существенна.

В этой связи одной из принципиальных позиций Евросоюза и США на переговорах о вступлении России в ВТО было стремление "добиться справедливого внутреннего ценообразования на энергоресурсы, обеспечивающего покрытие расходов и получение прибыли", которое предполагает выравнивание внутрироссийских цен на энергоносители с общемировыми.

Россия, наоборот, исходила их того, что партнеры по переговорам не должны требовать минимизации разницы между внутренними и внешними ценами на энергоресурсы, так как наличие дешевой энергии является естественным, а также компенсирующим преимуществом страны .

Нельзя не признать справедливым утверждение о том, что для российской экономики выравнивание внутренних и внешних цен на энергоносители, и, прежде всего, на природный газ, будет означать рост внутренних цен в несколько раз, что равнозначно добровольному отказу от одного из наших естественных конкурентных преимуществ .

Как нам представляется, для сельскохозяйственного производства России косвенный вопрос о ценах на энергоносители, дискутируемый с партнерами по переговорам о вступлении в ВТО, в конечном счете, будет иметь куда большее значение, чем прямо касающиеся аграриев вопросы импортных тарифов или государственной поддержки сельского хозяйства. Одни лишь прямые расходы на энергоресурсы составляют от 1/5 до четверти материальных затрат на производство сельскохозяйственной продукции. В результате ряда трудных переговоров по этому вопросу в мае 2004 года во время визита комиссара ЕС по торговле Паскаля Лами был достигнут компромисс. Россия взяла на себя обязательство удвоить к 2010 году внутренние цены на поставляемую предприятиям-потребителям энергию по следующему графику: 27-28 долл. в 2004 г., 37-42 долл. в 2006 г. и 49-57 долл. в 2006 г .

Возвращаясь к вопросу возможной трансформации объемов и механизмов поддержки аграрного сектора, важно отметить, что членство в ВТО позволит, на наш взгляд, расширить возможности защиты нашей экономики, с учетом серьезной проработки условий нашего вступления в ходе предварительных переговоров, прежде всего с позиции наиболее полного учета российских интересов в ВТО. В любом случае, говорить о прогнозируемых параметрах государственной аграрной политики можно будет лишь после полного согласования всех базовых условий членства, то есть прав и обязанностей России в ВТО, и непосредственного вступления России в ВТО.

 

I Необходимо уточнить, что в ходе тарифных переговоров обсуждается не снижение действующих ставок импортных пошлин как таковых, а определяется уровень их "связывания", т.е. фиксации определенных значений ставок, превышение которых после присоединения к ВТО не допускается без соответствующей компенсации другим сторонам. В свою очередь согласованный уровень связывания будет воздействовать на размеры применяемых импортных ставок, что будет определено по итогам тарифных переговоров со всеми заинтересованными странами.

II Имплементационным называется 6-летний период с момента вступления страны в ВТО, в течение которого происходит постепенное сокращение ставок.

III Ларионова Н.А., Третьякова Т.Н. Проблемы и последствия вступления России в ВТО // Вестник СевКавГТУ. Серия "Экономика", 2003, ? 2, с. 23.

IV Коммерсантъ, ? 214, 16 ноября 2004 г., с.11.

V ВТО выделяет еще так называемые "красные", или запрещенные, субсидии - это экспортные субсидии и субсидии, направленные на создание преимуществ отечественных товаров по сравнению с импортными. К ним относятся дотации на продукцию, льготы и компенсации для сельскохозяйственных товаропроизводителей. Такие субсидии при вступлении страны в ВТО должны быть отменены полностью.

VI К т.н. "Кернской группе" относятся члены ВТО - основные экспортеры сельхозпродукции - Австралия, Новая Зеландия и др.

VII http://www.mcx.ru/index.html

VIII П. 4 Постановления Совета Федерации Федерального Собрания РФ "Об обеспечении продовольственной безопасности Российской Федерации" от 5 июля 1995 г. ? 521-1 СФ. См. также П. 12 Постановления Совета Федерации Федерального Собрания РФ "О неотложных мерах по повышению роли государства в регулировании рыночной экономики" от 11 июня 1997 г. ? 198-СФ.

IX Обращение Совета Федерации Федерального Собрания РФ к Президенту РФ Б.Н. Ельцину в связи с кризисом в агропромышленном комплексе страны от 22 апреля 1998 г. ? 175-СФ.

X Приложение "Рекомендации "круглого стола" на тему "Об условиях вступления Российской Федерации во Всемирную торговую организацию и о его последствиях для агропромышленного комплекса страны" к Постановлению Совета Федерации Федерального Собрания РФ "Об итогах работы "круглого стола" на тему "Об условиях вступления Российской Федерации во Всемирную Торговую Организацию и о его последствиях для агропромышленного комплекса страны" от 26 июня 2002 г. ? 297-СФ.

XI Андрианов В. Проблемы и перспективы присоединения России к ВТО // Маркетинг, 2004, ? 2 (75), с.13-14.

XII См. напр. Агропродовольственная политика и вступление России в ВТО. - М.: "Энциклопедия российских деревень", ВИАПИ, 2003.

XIII См. напр.: Приложение "Рекомендации "круглого стола" на тему "Об условиях вступления Российской Федерации во Всемирную торговую организацию и о его последствиях для агропромышленного комплекса страны" к Постановлению Совета Федерации Федерального Собрания РФ "Об итогах работы "круглого стола" на тему "Об условиях вступления Российской Федерации во Всемирную Торговую Организацию и о его последствиях для агропромышленного комплекса страны" от 26 июня 2002 г. ? 297-СФ.

XIV Приложение "Рекомендации "круглого стола" на тему "Об условиях вступления Российской Федерации во Всемирную торговую организацию и о его последствиях для агропромышленного комплекса страны" к Постановлению Совета Федерации Федерального Собрания РФ "Об итогах работы "круглого стола" на тему "Об условиях вступления Российской Федерации во Всемирную Торговую Организацию и о его последствиях для агропромышленного комплекса страны" от 26 июня 2002 г. ? 297-СФ.

XV Силаева Л.П., Клюкин В.Ф. Проблемы АПК при вступлении России в ВТО и возможные пути их решения // Агропродовольственная политика и вступление России в ВТО. - М.: "Энциклопедия российских деревень", ВИАПИ, 2003, с. 40.

XVI Спронис А., Спроге И. Проблемы приватизации сельского хозяйства Латвии и вступление в ВТО // Агропродовольственная политика и вступление России в ВТО. - М.: "Энциклопедия российских деревень", ВИАПИ, 2003, с. 486.

XVII Вершинин Д.В. Опыт вступления в ВТО стран с переходной экономикой // Агропродовольственная политика и вступление России в ВТО. - М.: "Энциклопедия российских деревень", ВИАПИ, 2003, с. 457.

XVIII Приложение "Рекомендации "круглого стола" на тему "Об условиях вступления Российской Федерации во Всемирную торговую организацию и о его последствиях для агропромышленного комплекса страны" к Постановлению Совета Федерации Федерального Собрания РФ "Об итогах работы "круглого стола" на тему "Об условиях вступления Российской Федерации во Всемирную Торговую Организацию и о его последствиях для агропромышленного комплекса страны" от 26 июня 2002 г. ? 297-СФ.

XIX См.: Кондаков А. Преодолеть соблазн: Россия достигла некоторого прогресса на переговорах по вступлению в ВТО // Эксперт, 2004, ? 48, с.65.

XX См.: Press Conference on Russia WTO Accession. Speaking Points by EU Trade Commissioner Pascal Lamy. Moscou 21 May 2004 // http://trade-info.cec.eu.int/doclib/docs/2004/june/tradoc_117341.pdf

наверх

назад

главная отдела С/Х

главная

Карта сайта | Версия для печати | © 2009 - 2019 Администрация Ростовской области